Осквернители могил

Sharing is caring!

Раф Геворкян – юноша вполне европейской наружности, в джинсах, ковбойке и солнечных очках. Он учится в Ереванском госуниверситете и, по его собственному признанию, владеет кроме родного армянского еще несколькими языками. На этой фотографии Раф стоит на могиле азербайджанца, позирует на камеру и угрожает: «Скоро все вы турки будете стоять на коленях».

FullSizeRender(2)

Статья 260 УК Армении поднимает под вандализмом лишь «осквернение зданий или иных сооружений непристойными надписями или изображениями, повреждение имущества в общественном транспорте или в иных общественных местах при отсутствии признаков более тяжкого преступления», что «наказываются штрафом в размере от пятидесятикратного до стократного размера минимальной заработной платы, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок не свыше двух месяцев».

Между тем российский УК понимает под вандализмом еще и деяния, «совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы», и предусматривает ограничение свободы на срок до трех лет.

Возможно, в Армении есть какие-то подзаконные акты, рассматривающие подобные случаи  девиантного поведения, но факт остается фактом – представитель армянской молодежной элиты не гнушается публично осквернять надгробные сооружения, вероятно, будучи уверенным в своей безнаказанности. Случайно ли это? Не поощряется ли таким образом в Армении национальная или религиозная ненависть? Не становится ли агрессивный национализм фундаментом государственной политики?

Очевидно, что в моноэтничной Армении лояльность доминирующей этнической группы к своему сообществу на основе исторической, культурной, языковой и религиозной общности превосходит лояльность к другим группам. И в конкретных исторических условиях с конца 1980-х по настоящее время это проявляется особенно ярко.

Ученые утверждают, агрессивный национализм характерен для малообразованных слоев населения и часто связан с антиинтеллектуализмом, но, похоже, в Армении это не так. Здесь речь идет не об интеллектуальном уровне, а о настроениях, «правильно» подогреваемых в обществе власти предержащими.

Не вполне понятно, как у идеологов агрессивного национализма получается увязывать имидж многострадального народа, жертвы геноцида с нацистскими идеями. С 1915 года людей пытались объединить, развивая в них чувство ущемленности своего положения, что, вероятно, должно было привести к усилению национальной идентификации. Но с конца 1980-х на первый план стали выдвигать исторические  противоречия между этносами. Под час национализм приобретал формы, которые в свое время декларировал германский нацизм.

Понимают ли армяне, что зараза агрессивного национализма может погубить души молодых образованных людей, а насилие на почве национализма пропагандируется в рамках борьбы элит за власть с внутренними и внешними конкурентами?

Социологи считают, обращение к национализму происходит, когда государство не имеет достаточной оборонительной мощи для нейтрализации угрозы безопасности, а власти не в состоянии обеспечить элементарные нужды населения. В таких реалиях агрессивный национализм останется востребованным и, возможно, единственным рычагом удержания власти.

В Армении и в диаспоре немало здравомыслящих людей, которые могли бы через СМИ объяснить соотечественникам, что попытки таким образом «мобилизовать созидательную энергию масс и дух самопожертвования миллионов солдат» ни к чему хорошему не приведут. «Вестник Кавказа» готов стать площадкой для подобного рода выступлений.

Вестник Кавказа

shares