09.12.2015

Азербайджан на перепутье идеологии

Олег КузнецовДругом какого Азербайджана я останусь?

Открытое письмо моим друзьям и недругам в Баку

Родину выбрать невозможно, но можно выбрать друзей. Каждый свою Родину понимает по-своему, и для каждого она – своя. Поэтому поводу известный американский драматург и публицист Ирвинг Шоу сказал замечательные слова, которые я очень люблю цитировать, вызывая зачастую неудовольствие, у российских «ура-патриотов»: «Родина – это не кусок географической карты, Родина – это не место, где ты родился на свет, Родина – это то, во что лично ты веришь». Замечательные слова, не правда ли?

Вспомнить о них и обратиться с открытым письмом к моим друзья и собратьям по интеллектуальным изысканиям, а также оказавшихся достаточно многочисленными злопыхателям и недоброжелателям из числа пишущей братии Азербайджанской республики, меня заставила конфронтационная полемика в социальных сетях (прежде всего в Фейсбуке, которые меня глубоко оскорбили, особенно все то белое, что я сделал для Азербайджана, назвав черным. Особенно меня покоробило утверждение о том, что все исследования по истории армянского терроризма в ХХ столетии были оплачены спецслужбами РФ, чтобы дестабилизировать ситуацию в Закавказье, привлечь интерес к этой теме и еще раз напомнить туркам об их ответственности перед армянами.

Конечно же, я прекрасно понимаю, что подобные заявления делают те азербайджанские завсегдатаи социальных сетей, которые получили приличное гуманитарное образование в Турецкой республики по линии движения «Тюрксой» или даже слушали лекции известного Ф. Гюлена, т.е. по своему воспитанию явчляются нурсистами, туранистами или пантурксистами. Позднее от своих друзей-журналистов из Азербайджана и Турции я с великим удовольствием узнал, что для большого количество стран стран Большого Ближнего Востока «заказные» кампании очернения в социальных сетях какого-ло публичного человека – это совершенно обычное дело. А поэтому мне совсем не надо было лезть за поиском популярности, а следовало бы оставаться на ввысоке академической науки. Дескать, сам виноват: не зная броду плез в воду.

Поначалу я в запальчивости подумал даже, а не удались мне свой аккунт с Фейсбука, но трезво поразмыслив, решил этого не делать, ведь среди моих виртуальных «друзей» в этой социальной сети есть очень приличные люди, – и писатели с мировым именем, очень добротные российские литераторы, энтузиасты-краеведы, всяко-разно «нужные» депутаты и чиновники, однокашники по университету и, вообще, очень много добрых и хороших людей. Если бы я поступил так, как решил было сгоряча, я, конечно бы, наломал дров и обидел бы их своим игнорированием или странным уходом по-английски. Поразмыслив здраво, я решил выйти из ситуации, написав открытое письмо моим друзьям и недругам в Баку, другом какого именно Азербайджана я останусь?

Я совершенно искренне говорю, что мне очень нравится нынешний Азербайджан таким, какой он есть, – то есть Азербайджан президента Ильхама Алиева, могучей горой за спиной которого до сих пор возвышается тень его отца Гейдара Алиева. Конечно же, моими злопыхателями эти слова будут припомнены как лакейство и лизоблюдство, но надо понимать, что я не являюсь гражданином Азербайджана, постоянно не проживаю в стране, поэтому досконально не знаю всех внутренних из общественной или экономической сферы. При этом допускаю с высокой степени вероятности, что у наших двух стран в социально-экономической области присутствуют абсолютно тождественные проблемы, мы имеем общее советское прошлое, обе наши страны живут преимущественно за счет эксплуатации природных ресурсов. Но Азербайджан – страна по территории маленькая, а поэтому для ее людей все они выпуклы и прекрасно видны; Россия – страна большая, с бескрайними просторами, но если долго и неотрывно смотреть вдаль, то перспектива «замыливается» и становится нечеткой, появляется мираж. Который легковерные люди очень часто воспринимают за истину и ориентир для движения.

Азербайджан сегодня – это демократическое светское государство, в общественной жизни которого ислам в качестве культуроголической традиции занимается определяющее место. Лично мне очень импонирует подобная модель государственно-религиозного или общественно-религиозного консенсуса и социального мироустройства. К слову, у нас в России подобная гармоническая эклектика гражданского мироустройства еще, увы, отсутствует, хотя на этом пути делаются очень многие шаги. При этом не стоит забывать, что такая ситуация – это не конвенциональное (якобы в рамках какого-то общественного договора) соглашение, а норма конституционного права, которая выводит Азербайджан по степени высоты своей нравственной позиции на уровень высочайших культурных стран мира, а Баку ставит в один ряд с теми городами мира, где особо активно развивалась мировая духовная культура.

Модель Азербайджана в этом вопросе для России, и не только для нее, является поистине эталонной, которую следует изучать, пропагандировать и тиражировать, хотя бы потому, что она уже сегодня является практически действующей, а не теоретической моделью. Лично для меня, как для ученого-гуманитария, изучение феномена светского ислама в Азербайджане вызывало самый неподдельный и пристальный интерес, но н с точки зрения его Коранической или догматической и канонической сущности, а с точки зрения того, как шариат формирует душу народа, заставляя светское государство и религиозное по духу общество совместно строить конструкции страны.

Всякий азербайджанский ученый или научный работник, политический, общественный или религиозный деятель, писатель, публицист, журналист, аспирант, студент, который в этом вопросе искренне и бескорыстно протянет мне руку помощи, того я буду искренне считать своим другом и собратом по перу. Вернусь к своей мысли о сравнении географических размеров России и Азербайджана, духовную жизнь Азербайджана изучать проще, так как она сконцентрирована на сравнительно небольшом пространстве, но именно это обстоятельство позволяет стране быть центром притяжения и силы, способных привлечь на свою сторону в качестве союзников людей интеллектуальных. Маленький Азербайджан сегодня очень нужен большой России, чтобы научить ее, как люди должны жить в духовном согласии.

Когда я начал пристально изучать военную историю Азербайджана, особенно под властью Российской империи, выяснилось, что на протяжении четверти века – с 1828 по 1857 год – азербайджанцы (через конно-мусульманские полки и кенгерлинскую конницу) являлись самым могущественным в военном отношении народом в Закавказье, и уже тогда могли нешить для себя многие геополитические и геостратегические проблемы. Однако тщеславие бывших ханов и наибов не позволило им принять под свою полицейскую власть «армяшек», они брезговали сразу же, с момента российской оккупации, пойти на русскую службу в качестве офицеров уездной полиции и начальников местных воинских команд. Это заставило русскую имперскую администрации на Кавказе присылать офицеров из России, главным образом – Новороссии, нынешней восточной Украины, в подручные к которым очень быстро определились армяне.

Тщеславие и леность ханов, агаларов, атабеков должно до того, что в 1856 году правительство Российской империи решило экономически упразднить сословные привилегии азербайджанского феодального класса, предоставив мусульманскому и армянскому духовенству повсеместно в Закавказье скупать земли, заставив тем самым местных феодалов стать простыми делопроизводителями (клерками) в казенных Учреждениях Российской империи. Ни один из азербайджанских миллионеров-нефтепромышленников не имел ханского звания, все были потомками шейхов. Аналогичная ситуация наблюдалась и среди армян. Это обстоятельство приоткрывает тайну завеы по поводу того, почему государственная власть и церковь в Азербайджане так тесно сосуществуют между собой: шейхи никогда не претендовали на государственное управление, так как им всегда хватало вакуфной казны, чтобы решить любые административно-политические вопросы. В этом кроется базовое начало традиционной азербайджанской государственности.

Азербайджан на протяжении последних полуторастолетий своей национальной истории, включая имперский, советский и постсоветский периоды, научился гармонично сочетать частное, общественное и государственное благосостояние. Безусловно, в зависимости от эпохи, лидеров и внешних факторов воздействия перераспределение значимости элементов в так никогда и не ломавшейся системе данного триединства, но несмотря на все выпадавшие на долю Азербайджана испытания, данная триада коллективного отношения к общественному благу в стране существовала всегда. Может быть кому-то может показаться кощунственным объяснение этому, которое я скажу парой строчек ниже, но лично я убежден в том, что подобное триединство баланса соотношений азербайджанцев в отмерянному им Богом имеет глубоко религиозные корни, восходя к традиции почитание святой исламской троицы Аллаха – Мохаммеда – Али. Если кому-то вдруг из ортодоксальных последователей вероучения «Алиевой секты» или шиизма, то я из чисто экуменистической точки зрения могу спокойно заявить, что базисом триединой модели отношения а общему материальному благу можем быть и модель христианской Святой Троицы. Чем ни вариант?

Главное, что подобная модель в современном Азербайджане реально существует, хотя не до конца факт ее наличия большинством населения страны осознается. Для стран с сырьевой экономикой она представляется мне максимально обоснованной, когда нет двух крайностей, – создания родовой нефтегазовой олигархии, как мы видим это сегодня среди арабов Аравии и Персидского залива, равно как и стремления произвести ваучеризацию – поделить все на мелкие доли, равные для всех, которые в конечном итоге все равно приведут к образованию олигархии, если не племенной, так картельной. Сегоднч в этономике Азербайджана прослеживаются черты очень импонирующей мне экономической модели «народного социализма», ходя до ее реализации в классическом объеме все еще далеко. Но есть ростки, есть вектора развития, и это радует.

Все те мыслители, все те общественные деятели, все те государственные чиновники, кто придерживается аналогичной точки зрения на необходимость сохранения и развития самобытности экономической модели Азербайджанской республики будут моими друзьями. Я готов протянуть руку сотрудничества и тем, кто не согласен с подобными моими концептуальными умопостроениями, теми, кто считает их идеалистическими или далекими от производственной практики. Но спешу сказать, что я говорил исключительно о религиозно-философских основах идеологии экономической политики, а не о практике бурения и добычи нефти. Я не претендую на истину в последней инстанции, но свой взгляд на мир Азербайджана я уже сформулировал, и всякий, кто будет согласен, пусть хотя бы наполовину с ним, будет считаться моим другом.

2016 году перед вашей страной могут открыться блестящие экономические перспективы, вызванные тем, что в отношении Ирана снимаются многолетние экономические санкции, и его правительство одномоментно получит доступ триллионам долларов, ранее замороженных на счетах американских и западноевропейских банков. Получение этих поистине колоссальных средств Ираном кардинально изменит геополитическую и геостатогическую ситуацию на всем Большом Ближнем Востоке. По сути, с 1 января 2016 года Иран автоматически превращается в крупнейшего игрока в регионе, способного противостоять в одиночку не только союзу нефтяных шейхов Аравайского полуострова и Персидского залива, но также и Турции со всеми экспансионистскими планами ее нынешнего президента по возрождению призрака Османской империи на обломках Сирии с последующим включение в ее состав Нахичевани.

После снятия международного эмбарго с Ирана, которое состоится уже 1 января 2016 года, возможна реализация столь ожидавшегося всеми здравомыслящими азербайджанцами транснационального и трансконтинентального торгового коридора Север – Юг, сторонами которого, естественно будут Россия и Иран, а Большой Кавказ превратится в главную транспортную артерию. Но через Кавказ есть две стратегические магистрали – через Азербайджан, самая короткая и обустроенная, или через Карабах – Армению – Грузию – Абхазию. И только от доброй воли Баку будет зависеть, по какому пути пойдут в Европу через Россию дешевые на сегодняшний день персидский товары. И только Баку, мой любимый Баку, такой, каким люблю его я, должен определить для себя, какую именно политику занять в региональной политике.

Оппозиционная азербайджанская общественность, воспитанная в школах «Тюрксоя» или «Братьев мусульман», и считающая идеологию туранизма или пантюркизма обязательной для государственности нынешнего Азербайджана, выступающая в масс-медиа и в социальных сетях с осуждением бомбардировок авиацией союзников по натовской коалиции и союзной российско-французской военной авиацией террористов пресловутого «Исламского государства Ирака и Леванта» из числа тюркских народов, поднимающая волны истерии по поводу планомерного уничтожения российскими ВКС тюркских по происхождению террористов из Свободной Сирийской Армии из числа туркоманов – сирийских турок, требующая от официального Баку официально осудить уничтожение союзниками по антитеррористической коалиции террористов только за то, что они вялятся этническими тюрками разных этнических или языковых групп, все эти люди, по моему глубочайшему убеждению, являются врагами свободного, демократического Азербайджана и господствующего в нем светского ислама, которые я так люблю.

Османская империя была объявлена российским императором Николаем I «больным человеком», и она благодаря коллективным усилиям стран Европы умерла. На ее обломках возродилась Турецкая республика, вобравшая в себя все лучшие черты и принципы государственного строительства, которые за пять лет до этого явила тогда собой исламскому в первую очередь миру Азербайджанская Демократическая республика. Сегодня Турецкой республике вновь хотят привить черты «больного человека», создать вместо нее «больного человека», путь для которого может быть только один – костер. Костер международной антитеррористической коалиции. Зарождающийся призрак Османской империи уже сегодня угрожает тому свободному и демократическому Азербайджану с его светским исламом, который я так сильно люблю, а поэтому он должен быть уничтожен. Все, кому моя точка зрения кажется враждебной, – тоже мои враги внутри Азербайджана.

Естественно, Иран был, есть и всегда будет противником реализации планов идей туранизма или пантюркизма. Россия в свете последних геополитических событий своим единственным более или менее надежным союзником на Большом Ближнем Востоке также будет видеть только Иран. Поэтому если Азербайджан не присоединится к российско-иранской коалиции, то все товары из Ирана в Европу пойдут по транспортному коридору через Карабах – Армению – Грузию – Абхазию.

А это будет означать только одно: Карабах уже никогда не станет азербайджанским, а виноватыми в этом будут отнюдь не Иран, Армения или Россия, а исключительно сам Азербайджан, власти которого не смогут унять кликушество плакальщиков над прахом «больного человека», т.е. Османской империи. Карабах и Нахичевань – это не та цена, которую должен заплатить Азербайджан за возможность погреться у костра «османского проекта» нынешнего президента Турецкой республики.

Выбор стоит между кликушеством и прагматизмом.

Мудрости тебе, мой любимый Азербайджан!

Автор — Олег Кузнецов, российский политический аналитик, историк


Digər xəbərlər


Prezident və xanımı İtaliyada Azərbaycan Mədəniyyət İlinin açılışı konsertində iştirak edib

Fevralın 20-də Romadakı Kuirinale Sarayında “2020-ci il — İtaliyada Azərbaycan Mədəniyyət İli”nin açılışı münasibətilə konsert proqramı təqdim ...

40 kilometrlik tıxac - Türkiyədən gələn mallar yolda qaldı - FOTOLAR

Türkiyədən gələn TIR-lar Gürcüstan gömrüyündə qalıb. Gülüstan.info xəbər verir ki, çoxlu qar yağması nəticəsində Gürcüstan höküməti 3 gün ərzində ...

İlham Əliyev: "İşsizliklə bağlı problemlər daim diqqət mərkəzindədir"

«İş yerlərinin yaradılması ilə bağlı əlavə tədbirlər görülməlidir və görüləcək, xüsusilə özəl sektorda və dövlət sektorunda. Hələ ki, dövlət sek...

Bu nazirlik onlayn əlaqə xidmətini istifadəyə verdi

Əmək və Əhalinin Sosial Müdafiəsi Nazirliyinin rəsmi internet səhifəsində (sosial.gov.az) onlayn əlaqə xidməti bu gündən istifadəyə verildi. Məqsəd v...